Серые короли_1 (продолжение).

               Четыреста тысяч километров тому назад

Начало можно посмотреть здесь.

глава I. Ещё вчера вполне приличный человек…

Каждое утро, проснувшись, в своей комнате на шестнадцатом этаже общежития, я первым делом выглядываю в окно, чтобы проверить, стоит ли мой аппарат там, где я его поставил с вечера. Машину эту, которая у меня в аренде и за которую отвечаю головой, Слава Богу, ни разу не угоняли, но автомобили в Москве воруют так часто, что у меня выработался такой вот рефлекс.

Убедившись, что украшенная пилоткой с шашечками «Волга» стоит на месте и тихонько прикрыв окно над диваном, где спит жена, аккуратно между раскладушками с дочерьми, мимо ставшего ненужным письменного стола, я направляюсь в ванную. Накануне я вернулся с работы поздно, вымученный, и потому левая рука моя дрожит даже сейчас, после сна, и, чтобы донести пригорошню воды до лица, мне приходиться как то изловчится. Впрочем я к этому привык, приспособился и, умываясь, вспоминаю, что вчера, когда парковался перед общагой, видел в нашем квартале только два серых такси, а сейчас, когда выглядывал в окно, заметил штук пять. Это машины моих соседей, таких же, как я, эмигрантов в своей же собственной стране; значит, им пришлось работать до глубокой ночи, и они вернулись домой ещё позже чем я…

 В нашей общаге, а вернее, в огромном, построенном академией жилом комплексе, образованном шестью огромными корпусами, живёт много, чуть ли не половина «эмигрантов». Мы живём в раю бедняков, за отличное, комфортабельное, жильё мы не платим практически ничего.

Разумеется, не все желающие могут попасть в рай; поселиться в нашем комплексе может лишь семья аспиранта академии, а это всё таки отнюдь не просто, но радует, что водитель троллейбуса платит за жильё втрое больше!

Очутившись в чужом месте, ещё не научившись связать по московски и двух слов, такие же как я, сразу же разобрались в сути московских порядков. Мы поняли, что предоставляемые здесь блага — реальны, а запреты — условны.

Дети наших «эмигрантов», с удивлением замечаю я, стесняются своих родителей: мой шестилетний приятель дёргает за юбку мамашу, разговорившуюся со мной в лифте: «Мама, перестань! Как тебе не стыдно…» Прискакав на детскую площадку, он уселся на лавочку, оглядел исподлобья рой галдящих сверстниц и сказал со вздохом:

-Я люблю девочек…

-Почему же ты с ними не играешь?

-Они говорят: «Ты лимитчик, ты плохой…»

-Какие невоспитанные!… Хочешь мороженого?

Увидел у киоска размалёванную старуху и заподхалимничал, заулыбался.

-Тебе нравится эта тётя?

-Она москвичка…

-А почему тебе нравится — москвичка?

-Москвичка, значит умная.

Этот мальчик не задавал вопросов. Он знал все ответы на все вопросы.

Он был сыном единственного из моих знакомых, который вскоре стал москвичом…

Денег, что мне платили в академии, нам вполне хватало. Мы с женой ни в чём себе не отказывали; дети ходили в прекрасный детский сад, за который мы не платили ни копейки. Но однажды к нам в дверь постучалась совсем другая Москва: заболели зубы и начали крошиться, а потом и откровенно ломаться.

Через всю Москву в метро, а потом на автобусе я отправился в больницу, где среди сверкания прожекторных ламп и шкафов царил доктор. Услышав мою безупречно чистую речь, он попросил меня заплатить за осмотр и рентген, а затем вынес приговор: четыре тысячи восемьсот пятьдесят долларов.

-Но они никогда не болели…

-Это беда всех приезжих. Перемена образа жизни, пищи, воды — стресс…

Научная дискуссия окончилась. В глазах у меня потемнело. Я как то, знаете ли, не привык ещё оперировать — тысячами. Ни в один из месяцев, что я прожил в Москве, мой доход не поднимался до суммы четырёхсот долларов.

Почему — то именно в эти дни, когда я искал деньги — у меня впервые зародилось сомнение в добросовестности свободной печати… Случилось это в приятный послеобеденный час, когда уже потянуло прохладой, и я, развалившись в кресле холла углубился в «Из рук в руки» и «Московский комсомолец». Отлично поев, читать газеты мне было трудно, но тут я как-то очень уж бойко одолел длинную статью о безработице. Незнакомые слова встречались редко, поскольку все вокруг: и пассажиры в метро, и соседи по общаге, и телевизионные дикторы, и депутаты, и сам Президент говорили о безработице…

После еды меня клонило в сон, и, чтобы продлить урок чтения, я стал

просматривать самое лёгкое — объявления:

«ТРЕБУЮТСЯ ФИНАНСОВЫЕ КОНСУЛЬТАНТЫ, ПРОГРАММИСТЫ, МЕНЕДЖЕРЫ, ОХРАННИКИ»…

Почему же тогда стоят в очередях на биржах сотни безработных?

«ТРЕБУЮТСЯ ПОВАРА, ОФИЦИАНТЫ, КУРЬЕРЫ, ЮВЕЛИРЫ, ЭНЕРГИЧНЫЕ ЛИЧНОСТИ»

За каждое объявление заплачены деньги. С какой же стати работодатели выбрасывают их на ветер вместо того, чтобы позвонить в бюро, где, конечно же есть компьютер, и попросить прислать безработного парикмахера или «энергичную личность»? Очевидно, я не понимал чего то важного и потому приказал себе не занимать мысли решением государственных дел, а подумать о чем ни будь земном, например, о том, как бы подработать на стороне четыре тысячи зелёных и поскорее вылечить жену… Но не тут то было: едва я стал просматривать объявления  ц е л е н а п р а в л е н н о,  выяснилось, что подыскать для себя самый скромный приработок намного трудней, чем решить проблему безработицы в масштабах страны.

Ни бухгалтерского учёта, ни программирования я тогда не знал. В охранники не годился. Менеджером стать не мог хотя бы уж потому, что никогда не отличался разговорчивостью и много не говорил, хотя ухитрялся в своё время вести телепередачу.

Спускаясь по лесенке престижности профессий все ниже и ниже, я набрёл на раздел «ТРЕБУЮТСЯ ВОДИТЕЛИ», не умещавшийся в трёх колонках. Требовались водители грузовиков, лимузинов, микроавтобусов, развозчики хлеба, воды, бензина, газет…

Я никогда не водил лимузинов, но такая перспектива мне почему то сразу понравилась. И до чего это сладко было: даже просто помечтать о лихой шофёрской свободе!

«ТАКСИСТ САМ СЕБЕ ХОЗЯИН! ТРЕБУЮТСЯ ВОДИТЕЛИ ТАКСИ НА ПОСТОЯННУЮ И ВРЕМЕННУЮ РАБОТУ»

Это объявление понравилось мне ещё больше.

«НОВЕНЬКИЕ МАШИНЫ, САДИТЕСЬ ЗА РУЛЬ ХОТЬ СЕЙЧАС!»

Чувство ответственности протестовало, а благоразумие подсказывало, что мне не следует садиться за руль ни новенькой, ни старенькой машины, но ведь я занят в академии только по пятницам и средам и в остальные дни вполне… И почему бы мне не  п о п р о б о в а т ь?…

«ЛАЙН — ТАКСИ. НЕ УПУСКАЙТЕ ВОЗМОЖНОСТЬ ЗАРАБОТАТЬ 500 ДОЛЛАРОВ В НЕДЕЛЮ!»

Ну как, как, скажите мне, я мог упустить такую возможность? Через плечо в газету заглянула дочь. Сейчас, взглянув на страницу объявлений, дочь  и с п у г а л а с ь,  что меня, чего доброго, и в самом деле, возьмут на работу в гараж, и попыталась умерить мой пыл:

-Сиди уж, «водитель»! Кому ты нужен?

Я позвонил по объявлению, совершенно не веря в успех, как вдруг чертово колесо завертелось: фотовспышка, медосмотр, анкета, и вот уже в каком — то заплёванном сарае я стою на экзамене перед представителем «ЛАЙН ТАКСИ»…

Хотя я по — прежнему воспринимал предстоящий экзамен не совсем всерьёз, наметил на всякий случай одного молдаванина с живым, осмысленным взглядом и постарался пристроиться рядом с ним.

Вот в чем здесь основная проблема: отлично ориентируясь в московском метро, запросто подсказывая приезжим, как пересесть с зелёной ветки на серую, о  п о в е р х н о с т и  города имел я непростительно туманное даже для начинающего таксиста представление.

В первом пункте моего билета спрашивалось, где находится деловой комплекс «Красная Пресня»? Это я, конечно знал. Ответ на второй вопрос: «Где находится Третьяковская галерея?» тоже не вызвал затруднений.

Что же, Андрей, для начала, дела шли неплохо. Но уже третий вопрос — о расположении Савеловского вокзала — показался мне весьма заковыристым: я никогда на этом дурацком вокзале не был!

Взгляд мой воровато забегал, проверяя, не следит ли за мной инспектор, глаза скосились на листок соседа, и от сердца сразу же отлегло: наши билеты с вопросами были одинаковы. А сосед мой — в нём я не ошибся — знал всё на свете: и про гостиницу «Волга», и про Центр травмопедии, и про Востряковское кладбище…

Скучный чиновник, он явно не намеревался побеседовать со мной по душам, что обязательно на его месте сделал бы старый советский кадровик. Тот непременно поинтересовался бы, почему мне вздумалось работать в такси, сказал бы, что честность — это главное в моей новой профессии, а, может даже загнул бы что ни будь мудрёное, почерпнутое накануне из вечерней газеты: понимаю ли я, какая ложится на меня  о т в е т с т в е н н о с т ь  в том смысле, что таксист, это «лицо города», — первым встречает приезжих?

Но «ЛАЙН-ТАКСИ» отнюдь не собирался вступать со мной в какие бы то ни было переговоры, и, едва я дописал ответы, как он объявил, что экзамен закончен. Произошло то, чего боялась дочь и чего в глубине души боялся я сам: я стал шофёром такси, не умея водить машину! 

1 комментарий на “Серые короли_1 (продолжение).

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s