Классика не стареет.

Я плюхнулась на сиденье рядом с таксистом и блаженно выдохнула. Можно расслабиться. Отпуск начался. И дорога в аэропорт обычно — приятное его предвкушение. А тут еще фирма, в которой я обычно заказываю машины, подогнала не обычную пятёрку, а приличный новенький Форд.

«Наконец-то повезло!» — подумала я, пытаясь забыть те сто барьеров, которые выставила мне перед отъездом не желавшая отпускать меня родина.

…Первым у таксиста отказал прикуриватель —  и я поначалу не придала значения его чертыханью:

— Блин, новая же машина! Два месяца назад купил! И уже посыпалась!

Через 10 минут полетело радио. Потом замолкла рация. Почти на выезде из города новенький Форд стал отрубаться на ходу, создавая иллюзию, что меня везут не по дороге, а по железной стиральной доске.

— Ничего, я до аэропорта дотяну! — с интонацией пилота подбитого истребителя причитал водитель.

Но Форд чихнул, помотал башкой и встал намертво, как ослик в «Кавказской пленнице». Время клонилось к ночи. Грустный водила вызвал по телефону подмогу и минут через 20 — я начала приплясывать от нетерпения —  подъехало новое такси уже без выпендрежа — раздолбанное, с фонарем на крыше и веселым рыжим водителем — казалось, руль вот- вот хрустнет в его могучих руках с вытутаированной на пальцах пальмой.

— Пойдем, поговорим! — отозвал он в сторону моего водилу. Хлюпик с Форда зашел за машины, и я услышала шум разборки. Делили меня — вернее, мои бабки за проезд.

Наконец я была разделена по-честному. Рыжий здоровяк перетащил мои вещи в свою машину. Мы тронулись.

— Надо же! И не боитесь вот так ездить! -начал он.

— Как » так»?

— Ну сели к незнакомому в машину. Я про того дурня…

— Так он же от фирмы!

— От фирмы?! Ха, он же на своей машине! Отстегивает просто 30 процентов от выручки. А что случись — ищи его!  Никакого контроля! Нет, смешные у нас люди. Думают, если звонят в фирму, так от всего застраховались. А там вся фирма —  диспетчер и водилы, которым он заказы передает. Недавно одного такого таксиста милиция пыталась найти — случайно знаю, тоже вызывали — что-то он с пассажиром учудил… Да куда там…  Это вот я в штате. Тут хоть какой-то контроль. Хотя…  Тоже такого рассказывают! Я вот пассажира всегда спрашиваю: как везти? Будем по шоссе в пробках толкаться или в объезд по тропкам? И многие говорят: ничего, потолкаемся! Зато на людях. А так водитель куда-нибудь завезет и…. Сами понимаете…

— Что, что понимаю? — заволновалась я. —  Я ничего такого не слышала. Езжу себе спокойно…

— Ну вы даете! Спокойно! Тут такое случается!

  — Да что-случается-то? — нервно переспросила я, с опаской наблюдая, как веселый водитель без всякого моего согласия свернул с освещенной трассы в проулок.

 — Да вот недавно. Девушка одна в такси села. С сумочкой (он скосил огненный глаз на мою «Макс Мару»‘).

— А вышла уже безо всего…

— Голая? — мазохистки уточнила я.

— Ну в каком-то смысле… Без денег… А один мужик вообще две недели назад выехал в аэропорт. И пропал. До сих пор ищут…

— А машина?

— Что машина? Водитель чеченец, говорит — довез до места. И все ему верят. Понятно, почему, да?

— Мне другое непонятно — зачем водителям из фирмы пассажиров грабить? Чтобы потом всю жизнь от милиции скрываться? У них же — ничего — ценного — с собой — нет!  — убедительно, почти как заговаривающий от энуреза Кашпировский, проговорила я, поглядывая на залихватские пальмы на пальцах водилы.

— Ну, это вы зря! Взять всегда есть чего! — со знанием дела хмыкнул он и за секунду сканировал меня наглым рыжим глазом. — Вы вот в аэропорт едете…

— Да, но деньги-то все сейчас на карточках держат! — поспешно выдохнула я, прижимая к себе сумочку.

— Ну, пару- то тысяч евро наличными везете! — точно назвал он сумму, как будто пересчитал ее в моем кошельке. — Ювелирка (тут я прокляла себя за то, что надела дорогущие сережки и еще более дорогие часы —  побоялась класть их в сумочку, дура!). Опять же вещи — вон у вас чемодан 16 кило весит. 16 кило вещей — там есть что продать. Тысяч 10 евро на круг можно взять! — оценил он меня так, будто я уже была неподвижное тело.

Как ни странно, высокая оценка моей товарной стоимости даже взбодрила, но тут мы свернули совсем уж в темный проулок…

— Или вот еще, — не унимался этот садист. — Вы машину к дому вызвали. Телефон ваш у водителя имеется. Узнать, в какой именно квартире вы живете — пара пустяков. А раз в аэропорт едете — значит, квартирка пустая… Или кто дома остался?

— Остался, остался! — затараторила я. — И еще у меня собака большая.  Дог… Очень злой… — зачем-то оговорила я своего добрейшего пса.

— Ну вот, вы уже и про собаку предупредили. Нет, осторожнее надо! А то вот у нас недавно банду водителей раскрыли. Они вот так в дороге узнавали у пассажира все подробности: куда едет, надолго ли — мол, не надо ли обратно встретить, кого из близких куда отвезти. А иногда и спрашивать не надо, сразу целой семьей грузятся — на отдых все уезжают…

— Нет, мы по очереди! — опять соврала я.

— Короче, водители те квартирки примечали, а потом их грабили. Я в милиции сразу сказал: я тут не при делах. Ребят тех знаю, да. И пассажиров тех тоже возил. Но это — совпадение. А то чуть что — сразу Рыжий!  — и водила как-то нехорошо хохотнул. Я стала перебирать в памяти, скольким водителям я мило рассказывала в такси, куда и на сколько еду…

— Я гляжу — вы вообще дамочка смелая, — не унимался мой мучитель. — Сели на переднее сиденье…

— А на к-какое надо?

— Да нет, дело ваше. Но вот я приторможу в темном переулке, сумку у вас вырву и из машины на ходу вытолкну. Опасно. Особенно ночью…

И он резко сбросил скорость на повороте, так, что взвизгнули тормоза.

Я уже собралась было закричать: «выпустите меня немедленно!», но что-то остановило. «Для настоящего грабителя он слишком много болтает. Просто развлекается мужик,» — зло подумала я.

И желание отомстить поднялось к горлу душной волной. Я вспомнила Чехова. Тот его рассказ про барина, который, перепугавшись ямщика, таких ему ужасов про себя наговорил, что тот посреди лесной дороги сбежал…  И я пошла в ответную атаку.

— Ну, вы тоже человек смелый! Такую опасную профессию себе выбрали! Водители-то по риску нападений — на первом месте. Ведь и грабят вашего брата, и убивают. Причем иногда и не скажешь по пассажиру, на что он способен. Даже женщины стали нападать! Вот так сядут на первое сиденье…  

— Вы тоже слышали? — дрогнул голосом водила, и я поняла, что на верном пути. — Про девушку?

— Про какую из них? Ту, что убивала водителей шелковым шнурком? — поинтересовалась я, поправляя тоненький шелковый поясок на платье.

Водитель как-то оторопело покачал головой.

— Или про ту, что приставляет к горлу заколку и забирает выручку?  — и я поправила ужасную заколку в волосах, которая давно напоминала мне заточку.

— Кстати, говорят, это может быть одна и та же дама, — добавила я, скромно потупив взор… У водилы как-то странно дернулась щека.

— Не, я про этих не слышал! — задумчиво протянул он и снова скосил на меня рыжий лошадиный глаз.

— Я про ту, что села к нашему водителю две недели назад в Домодедово. Сказала — отвезите в Бирюлево. А утром нашли машину с мертвым таксистом.

Рыжий взгляд потерял смысл.

— И что случилось? По вашей версии? — с иронией истинного знатока поинтересовалась я.

— А кто знает? — настроение у моего веселого спутника резко падало. — Может, он к ней пристал, а она мужу пожаловалась…

— Смешной вы. Будто дамских романов начитались. Выручку она у него хотела забрать. Заранее с подельником договорилась. Так всегда делается. И заманила таксиста в темный проулок. Ну, в такой, какой мы сейчас проезжаем! — И я зловеще хохотнула. — Мне ребята — они из тюрьмы недавно вернулись — рассказывали: там много таких сидит, которые на водителей нападали. Уж больно дело выгодное. Трудно устоять… Кстати, выручка у вас большая? Вот вы сегодня сколько везете?

— А что я? — вдруг задергался водитель. — У меня сегодня — просто слезы!

— Ну, тысячи три — четыре -то из этих слез накапает… Для многих и это — деньги… А потом — может, им машина была нужна. С водителем. Знаете, бывает нужно банк ограбить, то, се… Ну а потом лишний свидетель — сами понимаете…

— Чего я понимаю? Не хочу я этот беспредел понимать…

— Ну, кто ж вас будет спрашивать — хотите, не хотите — сказала я ледяным тоном. — Пистолет вам покажут — и я как бы между прочим щелкнула замочком сумочки — и поедете, как миленький! Кстати, вас еще не грабили?

— Да типун вам на язык! — зло сказал водитель, и мы буквально вылетели на автостраду. До аэропорта докатили молча.

Каждый невесело думал о своем. Я — о том, что каким бы садюгой-провокатором ни был этот водила, а прислушаться к нему стоит. Мы действительно расслабляемся в период отпусков. И иногда выдаем о себе явно лишнюю информацию. Так что в такси я бы повесила для пассажиров старые плакатики советских времен с комсомолкой, таинственно прижимаюшей палец к губам.  «Не болтай!» называется.

А еще — хотела бы еще раз засвидетельствовать свое искреннее уважение Антон Палычу Чехову. Выручил. Говорят, же — настоящие классики не стареют…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s